Развитие наркоситуации в Афганистане

24 марта 2012 - Администратор

 

Тридцать лет назад, в феврале 1979 года, руководство Пакистана запретило выращивание в стране опийного мака. В апреле того же года Иран озвучил официальный запрет на выращивание, производство и сбыт опийных наркотиков.

Решительные действия Ирана и Пакистана по пресечению наркотрафика привели к тому, что с 1979 года на территории Афганистана началось формирование и развитие международного наркотрафика, который в последующие десятилетия не только компенсировал производство опия, производившегося в указанных странах, но и многократно превзошел прежние показатели урожая.

Отсутствие правового контроля в пуштунских землях Пакистана и Афганистана привлекло туда наркокартели Запада для оборудования и размещения лабораторий по производству героина. Так, в 1979 году героиновые лаборатории открылись в Северо-Западной пограничной провинции, где перерабатывался афгано-пакистанский опий. Тогда Гульбеддин Хекматияр контролировал 6 героиновых лабораторий в Белуджистане, а в 1992 году под его «опекой» находилось уже 11 нарколабораторий.

На первоначальном этапе это были довольно примитивные лаборатории по производству морфина и героина, которые размещались в труднодоступных районах у границы с Пакистаном. Основные лаборатории и склады находились в подземных убежищах в районе г. Хост. Но в дальнейшем зарубежные наркокартели (албанские, турецкие и итальянские) наладили снабжение этих лабораторий оборудованием и химическими веществами для производства героина (прекурсорами). Они постепенно превращались в хорошо оснащенные современные предприятия. По данным западных экспертов, в 1990 г. только в провинции Нимруз, расположенной на стыке границ Афганистана, Пакистана и Ирана, работало более 20 лабораторий по производству героина.

С дальнейшим ростом объемов культивирования и производства опиатов количество нарколабораторий в Афганистане также увеличивалось. Причем данный процесс развивался в геометрической прогрессии.

С начала 2000-х годов международная наркомафия чувствует себя очень уверенно. Так, только в течение трех лет (2003-2005г. г. ) производство героина освоено на крупных фармацевтических предприятиях в Пешаваре (Пакистан) и Джелалабаде (Афганистан). Излишне говорить о хорошо налаженной работе огромных подпольных нарколабораторий, способных перерабатывать десятки тонн опийного сырья в сутки.
Рекордный урожай опия 2007 года привел к еще более резкому увеличению количества афганских мини-заводов и лабораторий по переработке наркотических веществ. Основная масса этих лабораторий находилась также на юге и востоке страны – вблизи афгано-пакистанской границы.

По данным ООН и других источников, на территории Афганистана в начале 2000-х годов функционировало около 200 нарколабораторий. А в последние годы (2007-2009г. г. ) – уже более 400 лабораторий, переработавших в морфин и героин (по разным оценкам) от 60% до 65% полученного опия-сырца.

Кроме того, по мнению специалистов, в настоящее время в северных провинциях ИРА, граничащих с Таджикистаном и Узбекистаном и считающихся свободными от опийного мака, сконцентрировано большинство наиболее технически оборудованных лабораторий, перерабатывающих собранный на юге страны опий в героин. В них трудятся не только местные, но и западные специалисты. Они совершенствуют как технологии производства героина, так и способы маркировки «товара». Так, специалистами джелалабадской нарколаборатории разработана методика маркировки конечной продукции под чай, сахар и изюм. Химиками также был произведен концентрированный субстрат героина под названием «слезы Аллаха», при употреблении которого очень быстро наступает зависимость.

Другим из «достижений» специалистов стала усовершенствованная технология производства высококачественного героина, которая позволяет получить 1 кг этого зелья из 7 кг опия-сырца, тогда как ранее на это требовалось 10 кг опия.

От самого высокого урожая опия последних лет (2007 год — 8200т опия), по данным ООН, было переработано в лабораториях на территории Афганистана более 66% от общего количества, при этом было получено около 773 т героина. По мнению экспертов-химиков, для производства такого количества героина необходимо около 12000 т прекурсоров, в том числе 1550 т ангидрида уксусной кислоты.

Собственной химической промышленности у Афганистана нет. Химические вещества, в том числе и прекурсоры в страну поступают из соседних стран – Китая, Пакистана и России через территорию стран Центральной Азии, а также из Западной Европы по Балканскому пути, пролегающему через Иран. Ввоз химикатов в любую страну осуществляется под патронажем Международного комитета по контролю над наркотиками (МККН) в соответствии с международными стандартами, квотами и лицензированием. Официально, по документам МККН, в Афганистан прекурсоры не ввозятся. Как правило, международная наркомафия доставляет их на территорию страны под другими названиями, о чем свидетельствуют результаты проведенных компетентными органами операций по контролю прекурсоров.

В целях более тщательной проверки ввоза прекурсоров в Афганистан в рамках Министерства по борьбе с наркотиками (МБН ИРА) в 2008 г. был сформирован Комитет по контролю за ввозом химических веществ, без лицензии которого ввоз, вывоз, транспортировка химических веществ в стране запрещены. Данное ведомство в 2008 году внесло на рассмотрение Х. Карзая проект указа о полном запрете на ввоз в Афганистан ангидрида уксусной кислоты. Однако результаты все еще оставляют желать лучшего.
Международное сообщество и ООН также предпринимают меры по контролю ввоза в Афганистан ангидрида уксусной кислоты. Так, в 2008 и 2009 г. г. Афганистан участвовал в многосторонней международной комплексной операции под эгидой ООН под кодовым названием «ТАРСЕТ», нацеленной на вскрытие и пресечение каналов поставки в страну прекурсоров. За это время компетентные органы Афганистана и соседних государств регулярно изымали их в различных объемах.

Например, 24 марта 2008 г. правоохранительными органами Пакистана в порту г. Карачи изъято 14000 литров уксусного ангидрида, задекларированного как перекись водорода. В марте 2008 года при ликвидации нарколаборатории в Афганистане изъято 1000 литров смеси опия с уксусным ангидридом. 3190 кг различных прекурсоров, скрытых в пакетах с удобрениями и рисом, задержано также в Афганистане в мае 2008 года. Всего в результате операции «ТАРСЕТ» в 2008 году из незаконного оборота было изъято 20 тонн уксусного ангидрида и 28 тонн других химикатов на территории Афганистана, Ирана, Пакистана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана.

В мае 2009 года афганскими полицейскими во взаимодействии с правоохранительными органами Таджикистана в провинции Кундуз в ходе комплексной операции «ТАРСЕТ» задержано 4 тонны химикатов, предназначенных для нарколабораторий.

В одной из рабочих встреч компетентных органов государств-участников Центральноазиатского регионального информационного координационного центра по противодействию наркотикам (ЦАРИКЦ), на который возложена координация операции «ТАРСЕТ», пакистанские полицейские сообщили, что афганская наркомафия при переработке опия в героин использует специальное недорогое оборудование производства одной из западных стран. С их слов, при помощи данного оборудования по новой технологии без особых финансовых затрат и физических усилий можно из обычной уксусной кислоты получать ангидрид уксусной кислоты, так необходимый при производстве героина. В связи с этим принято решение осуществлять мониторинг перемещения в регионе в направлении Афганистана не только всех контролируемых химических веществ, но и уксусной кислоты.

Эти усилия привели к определенным результатам. Так, из-за увеличения объемов переработки опия в героин, а также активизации деятельности правоохранительных органов Афганистана и государств региона в противодействии контрабанде прекурсоров в последние годы ощущается их дефицит. Как следствие, на «черном» рынке Афганистана многократно выросли цены на них. И если ранее цена 1 кг уксусного ангидрида составляла 1 доллар, то на «черном» рынке в отдельных провинциях страны зафиксирована цена — 600 долларов США. Наркомафия опять нашла для себя новые источники обогащения.

Ежегодное увеличение потока прекурсоров, ввозимых в Афганистан, активно стимулирует нелегальную афганскую наркоэкономику. В свою очередь, наркоденьги являются одним из источников финансирования терроризма. Однако, по мнению аналитиков ООН, тот же Талибан и Аль-Каеда получают всего 10% от всех афганских наркодоходов.

Логично предположить, что существует много игроков с гораздо большей финансовой ставкой на афганский наркотрафик, чем локальные афганские наркобароны, Аль-Каида и Талибан. Об этом нередко пишут не только политологи СНГ, но и западные аналитики и журналисты. По мнению ряда экспертов, спецслужбы некоторых стран в своей деятельности нередко используют наркоторговцев в качестве своих союзников, а также источников финансирования. Так, бывшая сотрудница ЦРУ Сибель Эдмондс в своем интервью обвинила пакистанскую и турецкую разведки в использовании ресурсов международных сетей для распространения афганского героина. А, по данным ООН 1999 года, пакистанская межведомственная разведка ISI ежегодно от продажи наркотиков зарабатывала около 2,5 млрд. долларов США, которые использовались для финансирования войны не только в Афганистане, но и против Индии в Пенджабе и Кашмире.

Одним из самых простых и действенных способов в противодействии афганской наркомафии было бы уничтожение нарколабораторий. Однако, по сводкам афганских наркополицейских, насчитать таких фактов можно практически на пальцах, причем одной руки. Призывы афганских наркополицейских уничтожать лаборатории носят, к сожалению, декларативный характер, а отдельные факты сожжения прекурсоров, оборудования и произведенного героина – не больше чем демонстрация.

В октябре 2008 года на Будапештском саммите НАТО принято решение об участии Международных сил содействия безопасности (МССБ) в создании поясов безопасности на границе Афганистана, перехвате караванов наркодельцов, задержании наркобаронов и др. При этом немаловажное значение придавалось и уничтожению нарколабораторий. К сожалению, несмотря на многочисленные решения на различных уровнях об уничтожении нарколабораторий силами МССБ, сведений о таковых также мало. По этому поводу глава ФСКН РФ В. Иванов неоднократно подчеркивал, что американский воинский контингент в Афганистане и их союзники не принимают никаких мер по борьбе с посевами мака и деятельности подпольных лабораторий по производству наркотиков.
В наше компьютизированное время практически каждый имеет доступ к спутниковым фотографиям и даже некоторым аэрофотоснимкам. На них достаточно легко найти огромные площади афганских наркопосевов. А для специалистов не трудно найти месторасположение нарколабораторий. Интенсивное движение грузового транспорта с опием, прекурсорами и героином на территории Афганистана также можно хорошо увидеть на спутниковых фотографиях. К тому же их поиск облегчают слабые транспортные коммуникации страны. Используя эти снимки, можно было бы с воздуха точечно ликвидировать хотя бы наиболее крупные нарколаборатории. Однако коалиционные силы не делают этого. Есть ли тому причины?
Еще в начале операции «Несокрушимая свобода» в 2001 г. Пентагон имел список 25 нарколабораторий и складов в Афганистане, но отказался бомбить их, так как некоторые из них принадлежали новым союзникам ЦРУ из Северного альянса.
Кроме того, международные коалиционные силы в первые годы нахождения на территории Афганистана получили мандат только на борьбу с терроризмом, хотя взаимосвязь наркоторговли и терроризма очевидна. С другой стороны, НАТО попросту не желал участвовать в ликвидации наркопосевов и лабораторий по производству героина из опасений вызвать недовольство местного населения. Только в октябре 2007 года было получено согласие министров обороны государств НАТО на участие контингента в борьбе с наркотиками.

ООН, в свою очередь, также в своем обзоре о наркоситуации в Афганистане (2009г. ) рекомендует жесткие меры в отношении нарколабораторий и инфраструктуры наркобаронов.

Однако официальный Кабул в лице Хамида Карзая не берет в полной мере на себя ответственность в борьбе с наркомафией. Обусловлено это опять же заинтересованностью в наркобизнесе отдельных западных политических союзников, а также многих влиятельных представителей афганских племен, поддерживающих президента ИРА. Тем более, что после состоявшихся в августе президентских выборов и объявления их результатов в октябре с. г. положение Х. Карзая, как известно, неустойчиво. В данном случае осложнение ситуации может оказаться для него чреватым.

Кроме того, на протяжении последних десятилетий владельцы лабораторий платили властям 20-ти процентный налог. Эти средства являлись одним из главных источников финансирования военных и административных расходов не только во времена талибов, но и нынешнего руководства страны.

Становится очевидным факт, что, несмотря на действующие международные требования по контролю химических веществ, а также меры афганского правительства и международного сообщества, на территорию ИРА продолжают поступать химические вещества, используемые при производстве героина. В условиях все более обостряющейся военно-политической нестабильности и внутренних конфликтов в Афганистане официальным властям и мировому сообществу, к сожалению, не удается добиться перелома в борьбе с наркопроизводством.

III. Урожайность афганского опия. Миф или реальность?

В сентябре 2009 года в документе «2009 Afghan Opium Survey» Директор–исполнитель ЮНОДК Антонио Мария Коста привел следующие цифры: Масштабы культивирования опийного мака в Афганистане в 2009 году сократились на 22%, производство опия – на 10%, а цены упали до уровня десятилетней давности. Однако в этом же докладе приведена другая цифра, отражающая среднюю урожайность опийного мака в килограммах с 1 гектара. Она выросла в сравнении с 2008 годом на 15% и составила 56кг/га!
Для наглядности предлагаем следующую таблицу, отражающую показатели по культивированию, производству и урожайности афганского опия последних 3-х лет (2007, 2008, 2009г. г. ).

2007 2008 2009
Площадь культивирования опия в га 193 000 157 000 123 000
Рост/снижение в% +17% -19% -22%
Производство опийного мака в тоннах 8 200 7 700 6 900
Рост/снижение в% +17% -6% -10%
Урожайность опийного мака кг/га 42,5 48,8 56
Рост/снижение в% +15% +15% +15%

В 2007 году в Афганистане показатели площадей культивирования и производства опийного мака достигли своей наивысшей отметки за всю историю страны. В последующие 2 года количество провинций, где культивировался опий, площади выращивания, а также объемы урожая опия, как показывает предлагаемая таблица, сокращались. При этом площади уменьшались в процентном соотношении больше, чем объемы урожая. Данный показатель, несмотря на определенные снижения, все же оставался достаточно высоким за счет ежегодного 15-процентного повышения средней урожайности опийного мака с 1 гектара.
По данным ООН, средняя урожайность опийного мака в странах Юго-Восточной Азии (Лаос, Мьянма и др. ), на первый взгляд, более благоприятных по климатическим и географическим условиям, составляет 10 кг/га. Возможно ли достичь такой высокой урожайности опия в 56 кг/га (в 5,6 раз больше, чем в Юго-Восточной Азии) в Афганистане, в стране, где имеют место такие факторы как более суровые климатические и географические условия (высокогорье, засушливые и пустынные районы, резкие перепады температур и др. )? До каких пределов можно увеличивать урожайность мака в условиях Афганистана? Какие для этого требуются условия?
В поисках ответов на интересующие нас вопросы мы провели анализ географических, климатических и др. условий культивирования опийного мака в Иссык-кульской области Кыргызстана. В застойные времена опийный мак (впервые завезенный и выращивавшийся в Семиречье дунганами-переселенцами из Западного Китая в 70-х годах XIX столетия) культивировали в специализированных хозяйствах Джамбульской области Казахской ССР, Таласской, Иссык-кульской областей и Джумгальского района Киргизской ССР. В 50-60-е годы прошлого столетия в Иссык-кульской области было сконцентрировано основное производство лекарственного мака на территории СССР. Тогда передовые хозяйства, культивировавшие опийный мак, добивались рекордных урожаев.
Наиболее высокая урожайность данной культуры тогда была достигнута на Пржевальской зональной опытной станции ВИЛАР (Кыргызстан), достижения которой потом активно внедрялись в производство. Так, опытным путем было установлено, что южные сорта мака, происходящие из Индии, Афганистана и Ирана, заканчивающие цикл созревания на родине за 100 дней, в Иссык-кульской котловине созревали за 85-95 дней.
Основная часть Кыргызстана расположена в зоне умеренного климата, поэтому климат страны континентальный и засушливый. А на территории озера Иссык-Куль, где в прошлом столетии выращивали опийный мак, климат меняется от континентального до морского. В июле средняя температура в Кыргызстане колеблется от 17°С до 27°С (самая высокая температура может превышать 40°С), наибольший уровень осадков достигается в горах, в основном в виде снега с максимальным уровнем 1000 мм. Уровень осадков на озере Иссык-Куль — от 200 мм осадков на западе до 600 мм на востоке.
По мнению селекционеров, влияние географических факторов на качество опия, также как и влияние влажности и температуры воздуха, до сих пор остается до конца неразрешенным. Имеющиеся многочисленные экспериментальные данные показывают, что морфийность и урожайность опия в некоторые годы в одних и тех же пунктах подвержены сильным колебаниям. Они могут быть очень высокими как в северных, так и южных пунктах. В отдельные годы эти показатели снижаются в этих пунктах до низших пределов. Это зависит не только от природы растений разных подвидов, но и сложного комплекса внешних условий.
К наиболее важнейшим факторам высокой урожайности опийного мака следует отнести высокую сортность семян. В 50-60-е годы прошлого столетия каждое опытное хозяйство, специализировавшееся на выращивании опийного мака, сортности семян опия придавало очень большое значение. Так, посевной материал выращивали на специально отведенных семенных участках. Такой порядок сортообновления позволял хозяйствам засевать семенные участки семенами элиты (имеющими 100%-ную сортовую чистоту), а общие площади – семенами первой репродукции, улучшенными и приспособленными к местным условиям. Такие семена, как правило, были очень качественными, высокоурожайными и полностью свободны от болезней и вредителей.
Следует отметить также, что аграриями проводились испытания по улучшению сортности опийного мака по климатическим признакам. Так, экспериментальные хозяйства проводили работы по получению морозо- и засухоустойчивых сортов опийного мака и ими были достигнуты хорошие результаты. Селекционеры также рекомендовали перед посевом в целях снижения процента поражения всходов мака проводить заблаговременное сухое протравливание семян гранозаном.
Другим условием получения высоких урожаев опийного мака являлось правильное размещение посевов и выбор почвы. Мак не рекомендуется высевать на крутых склонах и в низинах с высоким уровнем грунтовых вод. Для нормального роста и развития мак требует плодородную почву с хорошими физическими свойствами, а также соблюдение правильного севооборота, с расчетом возвращения мака на каждое поле не ранее чем через 3-5лет, а в некоторых случаях даже 7-9 лет.
Опийный мак – очень требовательная культура, как к физическим свойствам почвы, так и к содержанию в ней питательных веществ. Культура хорошо отзывается на удобрения. Установлено, что своевременное использование навоза увеличивает урожай опия до 86%, а содержание в нем морфина – на 1,1%.
Обеспечение мака азотной подкормкой увеличивает урожай опия от 24 до 31%. При бесперебойном обеспечении растений в течение всего вегетационного периода удобрениями (азотом, фосфором, калием и др

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Маковая начинка Мачинка © 2021   Designed by BestConnection